Перевести страницу

cтатьи, проза, поэзия...

МОНТАЖНАЯ ПОВЕСТЬ часть 1 (3)


       МОНТАЖНАЯ ПОВЕСТЬ ЧАСТЬ 1 (3)




    Приведу один маленький пример из такого откровенного лицемерия. Отстойники, резервуары, другие объекты, которые нужно ремонтировать, находятся друг от друга на расстоянии 8-20 метров. В правилах, утвержденных «чином в галстуке» написано, что расстояние между ремонтируемым и работающим объектом должно быть не менее 40 метров. Что интересно, на эти злостные нарушения никогда и никто, даже самый строгий и принципиальный инспектор не обратит внимания, потому что других вариантов не просматривается, но если ты закуришь там, где производятся огневые работы, то неприятностей будет много.

       

   Золотухин вернулся из запоя, с ужасным перегаром, злой и опухший. Его ненавистный взгляд, будто говорил, что все обязаны ему по гроб жизни. Поведение его раздражало не только начальство, но и монтажников. Многое ему сходило с рук за его способность подписывать, завышенные и невыполненные объёмы работ у своих друзей - заказчиков.

Обещания он умел давать, но это совсем не значило, что их выполнят.

        Спустя четыре месяца, Рокин спросил его насчет мастерской должности: «Задания все выполнены вовремя, работы идут хорошо. - Николай, я организовал участок в г. Нефтекамске и перекинул должность мастера туда. Ты главное не переживай, а работай, - ответил Золотухин.  

                           

    Ребята не зря говорили, что первые деньги надо пропивать с Золотухиным. Неожиданно нахлынули неприятные, но дорогие сердцу воспоминания по северу, по друзьям, по такому же алкашу - мастеру, как Золотухин, Кольке Ковалеву, который своими волчьими манерами был похож на Золотухина.      


       После зарплаты Ковалев требовал у своих рабочих, если не деньги, так водку. Рокин с детства не любил лицемерие, ложь, двуличность и в последние годы сталкивался с этим явлением постоянно. Раньше такого не наблюдалось. Возможно, это проходило стороной или стало следствием вредительской и глупой, не поддающейся логике, горбачевской утопии. После 1-го съезда народных депутатов, на одном дыхании родилась «Басня о зверюшках».


Собаки, свиньи и коты! Чем не по нраву вам бараны?

Барана дни же сочтены, бесчисленные очень раны.

Вы забирали шерсть и кровь, красиво жили, веселясь,

Взамен продали честь, любовь, столкнули ненависть и страсть.

И шерсть почти острижена, остались лоскутки на коже,

Беда не ходит ведь одна, барана нет уже, похоже.


Собрался сход бараний смело,

Так, сколько можно? Надоело!                                                

Все нас стригут и пища скверна,

Сарай построен наш неверно.

Решали, думали, сходились,

Бодались, дрались, расходились,

А как же так, ведь жизнь прожили?

Но даже жира не нажили.

Пора бы шкуру нам менять,

Пока не поздно. Да как знать?

Возможно, шанс еще тот есть?

Быть может, не пропала честь?

Так сколько ж нам кормить свиней?

Пора бы в общество людей,

А может, жизни нас научат?

Но, если нет – свинья замучит!


А вы, жирующие свиньи, взять и съесть всегда готовы,

Но «отомрет на теле чирей», жизнь пойдет совсем по новой,

По-старому ни дать, ни взять, барану тоже надоело,

А если смог в душе им стать, будь навсегда, ведь тоже дело.

Нет ни забот и нет проблем, похлебку жидкую дадут,

Шерсть остригут, ну, а затем на бойне долг твой заберут.


       Хотя, как знать, эти негативные явления, скорее всего, появились на свет раньше, чем люди.

      Доллар становился хозяином жизни, а остальное всё второстепенно. Как учит философия, бытие определит сознание. В жизни начали появляться кооперативы, "новые русские", олигархи, рэкетиры, бандиты, преступления, "новые нищие", трупы и опять преступления.  Покупалось почти всё и все, страну затягивало в коррупционное болото. К власти пришел жестокий, хитрый и коварный «беспредел». Стремление у основной массы народа стремилось к одному – деньги, опять деньги и снова деньги. И совсем неважно, какой ценой это доставалось. Про чиновников скромно промолчу, потому что нового ничего сказать не смогу, а об остальном давно все известно. Карающий орган, по всей видимости, терял контроль над ситуацией, закон ослаб или его тоже затягивало в то же болото.


       Северная трехгодичная командировка, несмотря на все эти негативные явления, оставила в душе и в сердце Рокина удовлетворение, не только от проделанной работы, но и от более глубокого познания перестроечной действительности. Эти годы, оставляя воспоминания, уходили в прошлое, а настоящее, – "лихие или беспредельные 90 – е", смело, и безоговорочно предъявляли свои права. Правящей верхушке, по всей видимости, было наплевать на десятки тысяч загубленных жизней. Если верить прессе, за год в России «уходили в мир иной» миллион человек. История должна помнить весь этот ужас....


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse